Культура как проблема модернизации. Коваленко С.В.
23.03.2012, 19:48

Коваленко С. В.

Культура как проблема модернизации



Понятие "культура" в переводе с латыни означает "обработка", "земледелие", иначе говоря, технология извлечения энергетических ресурсов жизнедеятельности из среды обитания. Культура, таким образом, есть особая форма жизнедеятельности личности непосредственно связанная со своим творцом – народом. Сущность культуры, как социального института, заключается в оптимизации реализации творческих способностей человека в созидании предметно-вещественных и идеально-образных, символических общественно-значимых ценностей.

В контексте методологии классической рациональности культура рассматривается как система норм, образцов и идеалов, следование которым определяет уровень прогресса. Э. Тайлор рассматривал культуру как совокупности ее элементов: верований, традиций, искусства, обычаев, которые эволюционируют в процессе развития. Л. Крёбер и К. Клакхон считали, что культура состоит из внутренне содержащихся и внешне проявляемых норм, определяющих поведение, осваиваемое и опосредуемое при помощи символов. Культурные системы могут рассматриваться как результаты деятельности людей и ее регуляторы. Так, согласно К. Уисслеру, образ жизни, которому следует община или племя, считается культурой. Культура племени есть совокупность верований и практик. Современные исследователи А.А. Пелипенко и И.Г. Яковенко считают, что "…культура есть система всеобщих принципов смыслообразования и самих феноменологических продуктов этого смыслообразования, в совокупности определяющих иноприродный характер человеческого бытия"[1]. Традиция такого подхода прослеживается в работах других авторов. Как пишет Л.В. Максимов: "Слова, идеи, теории и их воплощение – все начинается с человека. Потому в мире культуры мы ищем первоначало любой вещи, процесса, явления или закона в голове конкретного человека, ибо мир культуры – это мир, создаваемый человеком"[2]. В контексте данного подхода сфера культуры становится сферой деятельности субъектов власти, правящих и других элит, которые определяют смыслы активности субъектов социума.

Трактовка культуры как системы всеобщих принципов смыслообразования стране обернулась конфликтом социально-исторических организмов, существующих и взаимодействующих в рамках единого государства. Социально-исторические организмы существовали, как в этнических, так и в социально-культурных формах. Конфликт социально-исторических организмов обусловил целую череду революционных преобразований, потрясших Россию. Существование объективных интересов таких организмов и их стремление сохранить традиционный уклад и образ жизни вызывает напряженность в отношениях между правящими элитами и социально-культурными сообществами провинции. Власть во имя высших ценностей прибегает к политике насильственной модернизации, что в свою очередь способствует активизации скрытого, а затем и открытого сопротивления власти. В контексте методологии классической рациональности культура рассматривается как уровень образования и квалификации, соответственно, определение уровня культуры страны определялось уровнем правящей элиты. В результате возникает дискриминация групп, занятых простыми видами труда и появляются факторы противопоставления субкультур различных социально-исторических групп общества.

Появление альтернативных неклассических концепций культуры можно связать с традициями христианского персонализма, которые заложили основы концепций духовной свободы человека, его личной обязанности сделать выбор между добром и злом. Пересмотр классической парадигмы начался с волюнтаризма А. Шопенгауэра, бессознательного Э. Гартмана и экзистенциализма С. Кьеркегора. Эти тенденции были оформлены в философии жизни, представители которой сосредоточили свое внимание на изучении таких аспектов состояния субъекта как воля, непосредственное созерцание, чувства, интуиция, бессознательное, мистическое озарение, воображение, инстинкт и т.п. Объектом внимания исследователей стало изучение взаимодействия бессознательного и социально-культурного компонентов самоорганизации. Крайние высказывания представителей этого направления либо сводят культуру к инстинктам, либо вообще абсолютизируют иррациональные компоненты творчества, отрицая рациональное содержание культуры.

Столкновение субкультур рассматривается сторонниками методологии неклассической рациональности, как проявление психологических феноменов. Один из сторонников данного подхода У. Самнер определяет культуру "как совокупность приспособлений человека к его жизненным условиям". Р. Бенедикт понимает культуру как приобретенное поведение, которое каждым поколением людей должно усваиваться заново. Наиболее характерное из них принадлежит Р. Лингону: "а) культура – это, в конечном счете, не более чем организованные повторяющиеся реакции членов общества; б) культура – это сочетание приобретенного поведения и поведенческих результатов, компоненты которых разделяются и передаются по наследству членами данного общества". К структурным можно отнести также определение, данное Дж. Хонигмапом, который полагал, что культура состоит из двух типов явлений. Первый – "социально стандартизованное поведение-действие, мышление, чувства некоторой группы". Второй – "материальные продукты... поведения некоторой группы"[3]. Сторонники данного подхода считают, что волевое вмешательство в процессы культурной самоорганизации ведет к нарушению сбалансированного развития социально-исторического организма.

Абсолютизация иррациональности является своеобразной реакцией на кризис, переживаемый субъектом. Логика эволюции иррациональности проявилась в переходе от интеллектуальности и духовности к телесности. Выворачивание наизнанку тела, его публичная критика в процессе расчеловечивания человека стала отличительной характеристикой постмодернизма[4]. В постмодернизме находит свое завершение начавшийся в модернизме отказ от природы как естественной среды обитания человека и замены ее новой, искусственной. В силу этого – исследование сущности человека и его освобождения бессмысленно. "Всем тем, кто еще ставит вопросы о том, что такое человек в его сути, всем тем, кто хочет исходить из человека в своем поиске истины… – всем этим несуразностям и нелепым формам рефлексии можно противопоставить лишь философический смех…"[5]. Постмодернизм перешел от констатации несостоятельности глобальных проектов разума к попыткам утвердить принцип радикального плюрализма мировоззренческих моделей и языков культуры. Все элементы культурного пространства для постмодернизма стали самоценны и равнозначны, а любое деление на "высокое" и "низкое", "элитарное" и "массовое" изначально абсурдно. Отсюда следует, что роль культуры и создание систем рационального управления этническими процессами в принципе не эффективны.

Формирование методологии постнеклассической рациональности началось с разработки социоественного подхода к процессам самоорганизации. Идея о том, что в человеке природа приходит к осознанию самой себя, неоднократно высказывалась представителями материалистического понимания эволюции. Еще в 1845–1846 гг. К. Маркс и Ф. Энгельс в "Немецкой идеологии" писали: "Сознание, конечно, есть в начале осознание ближайшей чувственно воспринимаемой среды и осознание ограниченной связи с другими лицами и вещами, находящимися вне начинающего сознавать себя индивида; в то же время оно осознание природы"[6]. В другом месте Ф. Энгельс пишет: "Материя приходит к развитию мыслящих существ в силу самой своей природы, а потому это с необходимостью и происходит во всех тех случаях, когда имеются налицо соответствующие условия (не обязательно везде и всегда одни и те же)"[7]. Данное положение стало философским обобщением естественнонаучных фактов, на основе которых исследовалось взаимодействие объективных и субъективных факторов в процессе эволюции. Ход антропосоциогенеза показывает последовательное возрастание роли культуры как фактора, способного гармонизировать проявление творческой энергии человека с сохранением его среды обитания в целях корректировки эволюционного процесса.

Возрастание влияния культуры на эволюционный процесс есть закономерный и неизбежный результат развития самой природы. "Взрыв" научной мысли в XX столетии подготовлен всем прошлым биосферы и имеет глубочайшие корни в ее строении. Он не может остановиться и пойти назад. Он может только замедлиться в своем темпе"[8]. Наука, как составная часть культуры, представляет собой основу возрастания значения субъективного фактора процессов самоорганизации, осуществляемой в векторе негэнтропийности. Периоды стабильности сменяются состоянием хаоса под воздействием бифуркационных факторов биосферы, Космоса и новаций науки, дающей временное преимущество тому или иному конкурирующему сообществу. Угроза бифуркации, в конечном счете, как указывал В.И. Вернадский, заставляет людей "…мыслить и действовать в новом аспекте, не только в аспекте отдельной личности, семьи или рода, государства или их союзов, но и в планетном аспекте"[9]. В этом плане В.И. Вернадский называет XX в. веком "возросшего значения народных масс" и подчеркивает: "Велико значение демократических и социальных организаций трудящихся, интернациональных объединений и их стремление к получению максимального научного знания <...>. Эта работа идет на всей планете вне рамок государства и национальностей. Это столь же необходимая предпосылка ноосферы, как и творческая научная работа"[10].

Суммируя выше изложенные позиции можно выделить основные моменты, на которые обращают внимание исследователи. Во-первых, культура отражает негэнтропийные закономерности естественноисторического процесса самоорганизации живой материи. Из этого следует, что функциональное назначение культуры заключается в оптимизации использования социально-историческим организмом энергетического потенциала для своего расширенного воспроизводства. Во-вторых, феномены культуры объективируются в общественно-значимых ценностях как в материально-энергетических, так и духовно-энергоинформационных формах. В-третьих, существуют определенные этапы в культурной эволюции социально-исторического организма, перескочить которые общество не может. В-четвертых, культура – это определенная совокупность норм, образцов и идеалов жизнедеятельности личности, признанных общностью. В-пятых, культура отражает традиции – концентрированный исторический опыт жизнедеятельности, который определяет настоящее и вектор развития будущего народа. В-шестых, культура рассматривается как феномен синергетического взаимодействия материально-энергетических и энергоинформационных полей, которые втягивают в себя личностей, ориентированных на поиск вариантов своей самореализации. В-седьмых, материально-энергетическим критерием культуры является рост производительности труда и возможность самореализации личности в процессе созидания общественно-значимых ценностей. В-восьмых, духовно-энергетическим критерием культуры становится потребность личности в самореализации посредством созидания общественно-значимых ценностей, а также качество жизни – степень социального комфорта граждан.

Удовлетворение духовно-культурных потребностей осуществляется через воображение, в ходе которого отбираются оптимальные модели поведения индивида. Системное взаимодействие воображения и реальности порождает феномен игры, перерастающей в способность субъективно-духовного моделирования различных аспектов бытия человека. Эволюция социоестественного разделения труда способствует появлению личностей, способность которых к субъективно-духовному моделированию становится жизненной потребностью в творческой самореализации и рассматривается как единственный способ ее. Их творчество приобретает полевой характер, организуя взаимодействие людей и, поэтому, виртуальная модель реальности, в любой форме, становится ценностью культуры.

В контексте негэнтропийной онтологии самоорганизации и субстанционального подхода к эволюции этнических форм самоорганизации наиболее приемлемым для автора является рассмотрение культуры как исторически конкретной меры реализации сущностных сил и способностей человека посредством созидания общественно-значимых ценностей. В данном определении заложены основные аспекты понятия "культура". Во-первых, культура представляет собой результат реализации сущностных сил и способностей человека в созидании общественно значимых ценностей. Во-вторых, культура – это навыки, опыт, квалификация, которые требуются для созидания. В-третьих, культура включает в себя условия, в которых личность может реализовать себя в процессе создания ценностей. В-четвертых, анализ культуры как исторически конкретной меры реализации сущностных сил и способностей человека предполагает стихийность исторического формирование меры или нормы. На каждом этапе развития общества формируется своя мера – совокупность стихийно сложившихся норм, образцов, идеалов созидания общественно-значимых ценностей. Все, что не соответствует нормам этой меры созидания, является некультурным, все, что разрушает творческий потенциал человека и созданные им ценности, является антикультурным. Следовательно, синергетическая роль культуры заключается в оптимизации реализации творческого потенциала личности в ходе созидания общественно значимых ценностей для обеспечения расширенного воспроизводства человека.

Философско-синергетическое определение культуры в контексте проблемы эволюции этнических форм самоорганизации следует дополнить социально-философским подходом, акцентирующем внимание на совершенствовании коммуникационного взаимодействия. По мнению А. Флиера, "культура – это основной способ осуществления социальности людей, реализация их потребности в коллективном существовании и главное – обобщение динамики этого существования в системе социального опыта и трансляция этого опыта следующим поколениям"[11]. Главным в этом определении является формирование толерантности – готовности людей к сотрудничеству. Эволюция такой готовности к взаимодействию является результатом длинного и сложного развития форм самоорганизации в многонациональной стране. Процесс этого взаимодействия является результатом материальных, информационных и социальных аспектов совместной деятельности и отношений между людьми в историческом процессе их самоорганизации.

Основоположниками исследования роли культуры в процессе исторического развития производства ресурсов жизнедеятельности были М. Левина и Н. Чебоксаров. Они выделили хозяйственно-культурные типы, под которыми понимали сформировавшиеся в определенных географических условиях у близко проживавших народов, находящихся на одинаковой стадии социально-экономического развития, сопряженные комплексы особенностей хозяйства и специфики культуры. Авторы этой концепции отмечали, что хозяйственно-культурные типы возникли в древности, но сохраняются в современности в форме зональных культурно-бытовых комплексов. Определяющую роль в их формировании играют хозяйственные черты, которые отражаются в обычаях, обрядах, верованиях. Специфика эволюции хозяйственно-культурных типов определяется их эффективностью, в основе которой лежат особенности природной среды обитания, естественного разделения труда, хозяйственной специализации, формирования специфики социальной и культурной жизни этноса.

Специфика природной среды обитания является исторически определяющим фактором формирования хозяйственно-культурного типа. Оценивая исторические пласты формирования культуры, В. С. Степин выделяет три уровня культурных программ жизнедеятельности. Первый уровень это реликтовые программы, воспроизводящие определенные виды общения и поведения людей в виде обычаев, суеверий, ритуалов. Второй уровень культурных образований – программы, которые обеспечивают воспроизводство форм и видов деятельности, жизненно важных для данного типа общества и определяющих его специфику. Третий уровень культуры – программы будущих форм и видов поведения и деятельности, соответствующих будущим ступеням социального развития. На этом уровне разрабатываются идеалы будущего социального устройства и нравственные принципы, разрабатываемые в сфере философско-этических учений[12].

Соотношение реликтовых, воспроизводящих и перспективных программ определяются наличием условий для самореализации человеком своего творческого потенциала. Значение культуры, как комплекса программ, предвидел В. И. Вернадский, который еще более полувека тому назад писал: "Вопрос о плановой, единообразной деятельности для овладения природой и правильного определения богатств, связанный с сознанием единства и равенства всех людей, единства ноосферы, стал на очередь дня. Движение повернуто быть не может, но оно носит характер жестокой борьбы, которая, однако, опирается на глубокие корни стихийного геологического процесса…"[13].

Субъектами этой жестокой борьбы являются социально-исторические организмы в форме этносов и различных сообществ, которые конкурируют между собой в процессе производства энергетических ресурсов жизнедеятельности. Выигрывают в этой конкуренции те сообщества, которые достигают максимальной эффективности в разработке и внедрении в серию перспективных технологий, необходимых для развития государства. Во времена модернизации приоритет получают те группы, которые способны самостоятельно освоить и применить технологии рыночных отношений. Рынок качественно меняет системные отношения различных профессиональных, территориальных и этнических групп. Между этими группами возникают противоречия, которые могут привести к самым различным конфликтам внутри государства, вплоть до гражданской войны. Снятие этих противоречий обеспечивается посредством политической культуры, носителем которой является, прежде всего, власть.

Западные социологи выделяют четыре основных архетипа самореализации, в соответствии с которыми личность осуществляет свою жизнедеятельность в условиях современного общества. Тип "экономического человека" (обозначается как REMM), ориентирован на экономический успех. В нем он обретает подъем духа, самоуважения и веры в свои силы. Его успех – это признание рациональности, полезности и эффективности действий в реальном (материальном) мире. "Социологический" человек (социальный архетип SRSM), напротив, обретает подлинное "Я" лишь тогда, когда несет любовь ближним и получает признание людей. Сфера его деятельности – мир человеческой психики, который образует второй полюс реального мира. "Альтернативный" человек (социальный архетип ADON), "находит себя" в процессе интеллектуального творчества, преобразования информационного мира. «Отчужденный» человек (архетип ADAM), находит себя в реализации мощных идей. Отчужденный человек раскрывается как "человек политизированный". Его характеризуют: аскетизм и атомизация, апелляция к совести и долгу, известная отстраненность от реальной жизни общества. Из их взаимодействия складывается "общечеловеческий мир" современного западного сообщества[14]. Соответственно, в условиях рынка преимущество получают представители типа "экономического человека".

Данную классификацию западных социологов следует дополнить закономерностью соответствия типа ведения хозяйственной деятельности и выделения доминирующего типа самоорганизации человека. На этапе господства натурального способа ведения хозяйства доминировал тип человека «природного» или «социологического» человека. Социальные катаклизмы, которые пережила Россия в ХХ веке, обусловлены переходом самоорганизации от натурального способа ведения хозяйства и человека «природного» к этапу рыночных товарно-денежных отношений и доминирования человека «экономического». Конфликт ценностей человека «природного» и человека «экономического» может привести к столкновению интересов, вплоть до гражданской войны.

Переход России в рынок сопровождается резко усилившимися проблемами реализации потенциала «человеческого капитала». Политика экономического шока, вопиющее неравенство в распределении результатов национального производства, крах традиционных ценностей привели к нарастающей депрессии, которую мы можем наблюдать у людей среднего и старшего возрастов, в последние годы стала стремительно распространяться на молодежь. Возникает проблема, как можно изменить эту ситуацию? Как стимулировать стремление к самореализации, желание расти и развиваться? Проблемы связаны не только с отсутствием квалифицированных кадров, а с отсутствием программ рационального использования потенциала человеческого капитала.

Объектом исследования является социальная среда Ивановской области и необходимость создания благоприятных условий для создания различных моделей адаптации населения к современным условиям с нерыночными моделями самореализации. Развитие человека – это и основная цель и необходимое условие поступательного развития страны, абсолютный национальный приоритет. Только на этом основании можно реализовать стратегический курс на инновационный путь развития, который как отмечал В.В. Путин, связывается, прежде всего, с масштабными инвестициями в человеческий капитал. Сохранение и развитие человеческого капитала в условиях модернизации страны на основе рыночных отношений предполагают не только совершенствование системы здравоохранения и образования, но и формирования эффективной системы возможностей адаптации к рынку и самореализации личности своего творческого потенциала.

Стратегической целью политики регионального развития Российской Федерации[15] является содействие социально-экономическому развитию регионов, субъектов Российской Федерации и муниципальных образований. При этом, комплексное стратегическое планирование развития территорий и поселений включает в себя: «стимулирование региональных локомотивов роста; укрепление финансовой базы регионов и органов местного самоуправления; формирование общих для России минимальных стандартов качества жизни (социальных услуг) и соответствующих механизмов поддержки». Результатом реализации данной стратегии будет повышение благосостояния, уровня и качества жизни населения на территории России.

В этой связи, анализ предметом исследования, на примере развития отдельно взятого региона, являются проблемы рационального использования человеческого капитала населения. В условиях становящегося рынка человек «экономический» ориентированный самореализацию посредством предпринимательской деятельности получает естественные условия для своего развития. Он потенциально готов осваивать новые виды деятельности на принципах рациональности, полезности и эффективности своих действий, измеряемых денежным эквивалентом. "Социологический" человек или человек «природный» обретает для себя естественные условия самореализации только в кругу своей общины, в рамках которой он воспринимает свою деятельность как служение. Для человека «природного» индивидуальный успех, получаемый за счет ближних, неприемлем.

Целью и задачами исследования является поиск вариантов использование потенциала человека «природного» в рамках рыночного способа производства. Решение этой проблемы требует изменения содержания деятельности региональных и муниципальных органов власти.

Ключевыми понятиями в данном исследовании являются понятия отражающие сущность и содержание политической и экономической культуры. Интерпретация этих понятий предполагает выявление точек соприкосновения с реальностью. Под реальностью мы понимаем те процессы и явления, которые отражаются в основных понятиях и дают возможность зафиксировать их количественные и качественные признаки при рассмотрении вопроса о рациональном использовании человеческого капитала российской провинции.

Рациональное использование человеческого капитала широких масс, населения районных центров Ивановской области возможно только в процессе длительной и целенаправленной работы правительства области, представительных органов власти, муниципальных органов власти и средств массовой информации. Следовательно, процесс формирования экономической культуры требует модернизации культуры управления или политической культуры.

В настоящее время в западной литературе существует более 30 определений политической культуры, но доминирующим стал подход Т. Алмонда, который определил политическую культуру как совокупность индивидуальных позиций и ориентаций участников данной системы, как субъективную сферу, лежащую в основе политических действий и придающую им значение. Общечеловеческое содержание политической культуры Алмонд выясняет через типы политических культур, в основе которых находится развитие политической активности граждан. В соответствии с этим принципом выделяются следующие типы:

- патриархальный - характеризуется отсутствием у подданных интереса к политике, политика растворяется в этнических, религиозных, культурных сферах;

- подданнический - характеризуется сильной ориентацией на подчинение власти при слабой ориентации людей на активное участие в политике;

- гражданский (промежуточный) - совмещает в определенном соотношении характеристики второго и четвертого типов;

- активистский - граждане участвуют в политике для защиты своих интересов (это характерно для англосаксонских стран).

Типология Алмонда была построена для объяснения закономерностей этапов самоорганизации стран и народов. Однако эту типологию можно рассматривать и как эволюцию политической культуры в рамках отдельных групп города, региона или страны. Следовательно, в рамках одного города или региона взаимодействуют личности находящиеся на различных уровнях самоорганизации. Недостатками типологии Алмонда являются: а) отсутствие критерия культуры; б) игнорирование факта, что активность граждан может быть разрушительной и направленной на присвоение ценностей созданных другими; в) не учитывается необходимость индивидуального всестороннего развития личности посредством созидания. Тем самым, подход Алмонда противоречит нашему пониманию сущности человека и содержания понятия «культуры».

Исходя из вышесказанного, необходимо дать альтернативное определение. Политическая культура – это осознанная деятельность граждан, направленная на создание благоприятных условий для творческой самореализации каждого посредством созидания общественно значимых ценностей. Основными принципами политической культуры являются:

1. Поиск вариантов естественной гармонизации частных интересов в рамках общего. Достигнуть согласия частных интересов возможно только в сфере созидания – производства общественно-значимых ценностей;

2. Создание условий, максимально стимулирующих созидательную активность человека при адекватном вознаграждении за его деятельность;

3. Поиск согласия и компромисса, как основы согласования интересов конкурирующих субъектов производства и политики дабы повысить эффективность социального взаимодействия;

4. Рост образования и культуры граждан является определяющей силой цивилизационного развития общества, но не влияние лидера, партии, государства;

5. Последовательное расширение сферы действия представительной власти, самоуправления, личной свободы граждан в зависимости от степени осознания ими личной ответственности за целостность и развитие общества;

В нашем исследовании субъектом политической культуры являются органы административной и представительной власти. Их функциональное назначение с точки зрения культуры заключается в необходимости обеспечить рост эффективности реализации энергетического потенциала каждого человека, посредством созидания общественно-значимых ценностей. Исходя из вышесказанного, под экономической культурой понимается рационально-организованная реализация творческого потенциала личности посредством созидания общественно значимых ценностей, направленная на повышение уровня и качества жизни человека.

Исследование основных методов, способов формирования экономической культуры на примере Ивановской области предполагает расчленение объекта исследования на отдельные структурно образующие элементы. Между этими элементами устанавливаются взаимосвязи, которые в результате устойчивого взаимодействия формируют экономическую культуру населения. Благодаря такому системному анализу в процессе формирования экономической культуры выделяются проблемные точки, целенаправленное воздействие на которых дает положительный результат. Этот результат в рамках конкретного социологического исследования может стать основой изменения уровня и качества жизни.



---------------------
[1] Пелипенко А. А., Яковенко И. Г. Культура как система. – М., 1998. – С. 10.
[2] Максимов Л. В. Загадки и тайны человека и его бытия. – Иваново, 2004. – С. 237.
[3] Белик А. А. Культурология. Антропологические теории культур. – М., 1998. – С. 10–17.
[4] Тульчинский Г. Л. Постчеловеческая персонология: Новые перспективы свободы и рациональности. - СПб., 2002. – С. 24-25.
[5] Фуко М. Слова и вещи. СПб., 1994.– С. 363.
[6] Маркс К., Энгельс Ф. Немецкая идеология // Соч., Маркс К., Энгельс Ф. Т. 3. – С. 29.
[7] Маркс К., Энгельс Ф. Антидюринг // Соч., Маркс К., Энгельс Ф. Т. 20. – С. 524.
[8] Вернадский В. И. Размышления натуралиста//Научная мысль как планетное явление. Кн. 2. – М., 1977. – С. 33.
[9] Вернадский В. И. Размышления натуралиста //Научная мысль как планетное явление. Кн. 2. – М., 1977. – С. 24.
[10] Там же. – С. 62–63.
[11] Флиер А. Я. Историческая динамика культуры // Философские науки. – 2000. – № 3. – С. 170.
[12] Степин B. C. Эпоха перемен и сценарии будущего. Избранная социально-философская пyблицистика. – М., 1996. – С. 10.
[13] Вернадский В. И. Начало и вечность жизни. – М., 1989. – С. 155.
[14] Васильчук Ю. А. Социальное развитие человека. Общество и реформы // Общественные науки и современность. – 2001. – № 1.– С. 20–22.
[15] Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации (август 2007 г.) // ФЗ № 131.


Прогнозирование социокультурных процессов и формирование экономической культуры населения русской провинции (на примере Ивановской области) / Н.Т. Арефьева, С.В. Коваленко, Л.К. Ермолаева, Ю.С. Коваленко / "Российский государственный торгово-экономический университет". - Иваново, 2010.

Научная работа подготовлена при финансовой поддержке РГНФ в рамках научно-исследовательского проекта "Формирование экономической культуры населения в переходный период на примере Ивановской области", проект № 08-03-54702а/Ц

Категория: Экономика | Добавил: GOD | Теги: С.В., как, модернизации., проблема, Коваленко, культура
Просмотров: 712 | Загрузок: 0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]